Поиск
  • Oleg Dudko

Энни Лейбовиц и Ксения Собчак


В магазине увидел на стенде новый номер журнала GQ с Цискаридзе на обложке. Накрыло жесткое дежавю, что нечто подобное я уже видел два года назад. Проверил – точно! Видел. Правда, тогда для другой обложки (Татлера) снимали Ксению Собчак, но фотограф в обоих случаях тот же - Данил Головкин. Честно пытался сдержаться, ну потому что, кто я, а кто они и где, и вообще? Я же ненастоящий фотограф. Так что будем считать это не критикой, а просто мыслями вслух. Возрастным брюзжанием.

Можно считать «наши» обложки воровством, можно омажем, сути дела это особо не меняет. В обоих случаях под раздачу попала Энни Лейбовиц и опять же в обоих с ней поступили одинаково.

Во-первых, снимки «отзеркалили». Что привело к нескольким проблемам, особенно очевидным на снимке Собчак. Как человек читает журнал или рассматривает фото на мониторе? Слева – направо и сверху – вниз. Что мы видим в первую очередь, разглядывая таким образом фото Деми Мур? Мы видим лицо и глаза. Затем взгляд, следуя изгибу руки, переходит к животу, как смысловому центру, затем через руку на груди с крупным кольцом вновь возвращается к лицу. Потом так же снимали Серену Вильямс, Синди Кроуфорд, Джессику Симпсон, Клаудию Шиффер и пр, и везде живот смотри влево. Что мы видим в первую очередь на снимке Собчак? Затылок и жопу. Ну… Тоже неплохо.

На фото с лебедем сам Лео расположен в правой половине кадра, в результате чего получается некое движение, простор за спиной, а руки и лебедь вообще в правом нижнем углу. Причем из-за того что лебедь – самый яркий и контрастный (белое на черном) объект в кадре, еще и непонятно, кто из них двоих там главный. На снимке с Цискаридзе мы видим лишь Цискаридзе, поскольку фото не только отзеркалили, но и перевели в вертикальный формат. Получилась каша из рук, голов, фона и кусков мертвой дичи.

Во-вторых, свет. На снимке с Деми Мур – фирменный «лейбовицкий» свет. Направленный, приглушенный с глубокими тенями. С Лео – схожая история. Хотя снято на природе, он аккуратно подсвечен, чтобы не сливался с фоном, но все равно остается ощущение сумерек, непогоды, некой загадки, если угодно. Наш глянец заливает все примерно одинаково и изо всей дури – портреты, беременных, женщин, мужчин, одежду, часы. Без разницы. Тут я уверен, что фотограф, если бы была поставлена такая задача, мог бы свет интереснее поставить, но видимо такой задачи не стояло. Вернее стояла обратная. Иначе «народ не поймет».

Ну и в-последних, сами герои, их позы, выражения лиц. Даже абстрагируясь от того, что Ксения и Николай при всем к ним уважении - не Деми и Лео, все равно как-то коряво все. Деми – спокойна и уверена в себе, она собственно на нас даже и не смотрит. Почему так? Потому что между фотографом и моделью есть контакт, есть многолетние отношения, есть доверие. Ксения на нас смотрит. Смотрит напряженно, испуганно, враждебно. Цискаридзе чуть удачнее воспроизвел выражение лица Леонарды, но его подвела птица. Если на снимке Лейбовиц лебедь может показаться мертвым, но шея его все равно загибается красиво и элегантно, то на нашем точно живая птица выглядит неудачным чучелом – и перья хреново налепили и проволоку в шее выгнули криво. Получается не лебедь, а сплошное «Паниковский, бросьте гуся!» И китайские новогодние игрушки.

Просмотров: 41

+7 916 246-26-05